Получайте новости с этого сайта на

Новая напасть. Грозит ли России "голландская болезнь"?

В 2022 году в мире по-прежнему продолжается пандемия COVID-19, но медиа захлестнула волна обсуждений нового вирусного заболевания - обезьяньей оспы. В Европе уже сотни заболевших, природным резервуаром вируса считаются грызуны, но болеют им также обезьяны и люди. Эксперты настороженно относятся к оспе обезьян и проводят параллели с возникновением ковида в 2020-ом.

В России глобальные опасения по поводу новой болезни пока едва отзываются. У страны сейчас есть более насущные проблемы: затянувшаяся спецоперация на Украине, западные санкции и спад ВВП.

Аналитики на фоне резко укрепившегося курса рубля заговорили об опасности так называемой "голландской болезни" для отечественной экономики.

Finam.ru рассказывает, что такое "голландская болезнь", чем она чревата и грозит ли России.

Что такое "голландская болезнь"?

Само понятие "голландская болезнь" возникло в 1977 году, когда экономисты разбирались в противоречивой ситуации вокруг голландской провинции Гронинген, где в 1950-х годах обнаружили крупное газовое месторождение. Его открытие привело к росту газового экспорта, а также спроса на импорт, укреплению национальной валюты и уровня жизни населения. Однако спустя некоторое время из-за конкуренции с импортными товарами упала местная промышленность, выросли цены и безработица, как следствие затормозилось экономическое развитие Голландии.

 Грозит ли России

В современной экономике "голландской болезнью" называют негативный эффект, который оказывает рост курса национальной валюты в результате бума в одном из секторов экономики. Зачастую речь идет о взлете именно сырьевого экспорта.

Грозит ли такая проблема России?

За последний месяц российская валюта существенно укрепилась с 75,5 до 56,7 рубля за доллар.

РБК приводит мнение Дениса Домащенко, доктора экономических наук, профессора РЭУ им. Плеханова, который полагает, что приток экспортных доходов от продажи сырья и укрепление рубля создают для российской экономики угрозу "голландской болезни".

Александр Скоробогатов, профессор НИУ ВШЭ, схематично представляет развитие этого недуга так: приток валютной выручки в страну - укрепление национальной валюты - снижение конкурентоспособности отечественных производителей - упадок отраслей обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства - снижение занятости.

По мнению Скоробогатова, из всей представленной выше цепочки у нас пока реализуются только два первых звена. При этом отсутствие серьезных ограничений для импорта и экспорта на фоне укрепления национальной валюты делает собственную продукцию обрабатывающих отраслей дороже и на внутреннем, и на внешнем рынке.

"Однако при высоких торговых барьерах, как в случае нынешних санкций, этот механизм работает иначе. Физическая недоступность на практике трансформируется бизнесом в доступность по более высокой цене, а укрепляющийся рубль компенсирует эти дополнительные издержки и, одновременно, сдерживает инфляцию", - отмечает эксперт.

Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ "Финам", вспоминает, что угроза "голландской болезни" в России активно обсуждалась в середине нулевых, когда рост мировых цен на товары российского экспорта в сочетании с притоком иностранного капитала на развивающиеся рынки приводили к быстрому укреплению курса рубля. Как считалось, нежелательными эффектами этого были гипертрофированные инвестиции в сырьевые отрасли, увеличение потоков импорта и вытеснение локальных производств, конкурирующих с импортом.

Беленькая подчеркивает, что эта фаза продлилась не так долго - глобальный финансовый кризис 2008 года привел к ослаблению курса рубля, а с 2014 года отток капитала из России поддерживался из-за геополитических рисков. Однако для сдерживания влияния колебаний мировых цен на нефть на курс рубля (и на бюджетную политику) правительство и ЦБ РФ в течение многих лет применяли различные варианты механизмов "бюджетных правил". За счет этого приток валюты по счету текущих операций при цене нефти выше цены отсечения "стерилизовался" покупками Минфином - следствием был, как правило, более слабый курс рубля, чем мог бы быть в отсутствие бюджетного правила.

"Сейчас мы имеем рекордный профицит счета текущих операций (экспорт товаров и услуг значительно превышает сжавшийся импорт), отток капитала существенно ограничен вследствие решений регуляторов (как внутренних, так и внешних), действие бюджетного правила приостановлено, а санкции не позволяют ЦБ РФ проводить валютные интервенции, покупая доллары и евро в резервы. Итог - резкое укрепление курса рубля: по отношению к доллару рубль обновляет максимумы за более чем 4 года, к евро - за еще более длительный срок. С учетом накопленной за это время рублевой инфляции, в реальном выражении курс рубля сейчас еще крепче", - говорит аналитик.

По мнению Беленькой, риски "голландской болезни" сейчас значительно слабее, чем в прежние годы. Прежде всего, в силу разрыва внешнеэкономических цепочек - хотя текущие значения курса рубля весьма благоприятны для импорта, пока (по косвенным данным) импорт из-за санкционных ограничений, трудностей с логистикой и расчетами остается подавленным.

"Собственно, это и является одной из причин рекордного притока валюты в страну по счету текущих операций. Поэтому прямая угроза вытеснения импортом продукции внутреннего производства сейчас не в повестке дня. Наоборот, основные текущие проблемы производства внутри страны сейчас связаны с прекращением поставок импортных материалов, комплектующих, оборудования, запчастей - а значит, курс, благоприятный для импорта, в текущих условиях выгоден и внутреннему производству", - комментирует эксперт.

Что будет с рублем?

Резкое укрепление рубля вызывает беспокойство у некоторых аналитиков.

Александр Скоробогатов видит в сильной российской валюте сейчас больше плюсов и считает, что поэтому власти пока не торопятся возвращать курс рубля к прежним значениям.

"В отношении дорожающего для иностранцев российского экспорта все наоборот - эффект санкций усиливается за счет дорожающего рубля. Однако, на данном этапе несырьевым экспортом в недружественные страны, скорее всего, готовы пожертвовать", - говорит Скоробогатов.

Ольга Беленькая отмечает, что слишком резкое укрепление рубля пока создает проблемы бюджету - при сильном курсе рубля будет больше дефицит бюджета, т.к. доходы бюджета в рублях будут ниже в условиях сокращения физических объемов экспорта и дисконта в цене к мировым ценам, а бюджетные расходы из-за кризиса возрастут.

По мнению эксперта, нежелателен излишне крепкий рубль и для экспортеров (рублевые доходы снижаются при росте издержек в рублях; для экспортных российских товаров, ценообразование которых производится в рублях, они становятся менее конкурентоспособными на мировых рынках). Пока это более-менее компенсируется высокими мировыми ценами на сырье.

"Мы видим сейчас, как ЦБ РФ и Минфин все более активно смягчают введенные ранее валютные ограничения, по факту пытаясь сдержать неконтролируемое укрепление рубля. Последним шагом стало снижение лимита обязательной продажи валютной выручки с 80% до 50%. Тем не менее, пока это не привело к развороту в динамике курса, хотя может и замедлить его укрепление. Дело в том, что основные каналы вывода капитала за рубеж остаются закрытыми, спрос на валюту внутри страны слаб, а экспортеры в условиях нарастающих санкционных ограничений, опасаясь оставлять валюту на счетах, могут продавать ее в бОльших объемах, чем установлено лимитом обязательной продажи. Но, на наш взгляд, ближе к осени курс рубля будет слабее текущих отметок - по мере того, как более активно будет проявляться влияние западных санкций на экспорт, а импорт, по мере перенастройки внешнеторговых цепочек, начнет оживать. Например, Минэкономразвития РФ ожидает курс доллара к концу 2022 г. на уровне 76 рублей", - говорит Беленькая.

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить